Кость в горле таможенной службы

Главная / Новости / Кость в горле таможенной службы

ФСБ проигрывает ФТС.

Сейчас в российских судах рассматривается свыше двадцати исков о восстановлении на работе "особистов", уволенных из Федеральной таможенной службы вопреки воле ФСБ. Оперативные работники стали жертвой борьбы силовых кланов из окружения Владимира Путина, но сдаваться не собираются. В Свердловской области дело об увольнении оперуполномоченного по особо важным делам оперативного отдела №2 службы собственной безопасности Уральского таможенного управления ФТС Ильи Фомина тому пример.

Управление собственной безопасности в Государственном таможенном комитете создали в 1995 году. Его костяк составили прикомандированные офицеры ФСБ, которые реально руководству таможенной службы не подчинялись. Их прямого начальника, занимавшего должность заместителя председателя ГТК, можно было уволить лишь с санкции правительства РФ.

Летом 2011 года приказом главы ФТС Андрея Бельянинова 900 "особистов" вывели за штат, а вместо УСБ создали управление по противодействию коррупции. Новая структура Федеральной службе безопасности уже не подчинялась. Чекистов это явно не устроило, и уволенные "особисты" стали судиться с таможенниками.

В судах ФТС утверждает, что организационно-штатные мероприятия были призваны повысить эффективность борьбы с преступлениями коррупционной направленности в таможенных органах. Оперативники заявляют по сути обратное - их уволили потому, что они стали костью в горле таможенных органов.

Источники "Новой газеты" рассказали, что "особистам" стало известно о незаконных действиях советника руководителя ФТС Бориса Шкуркина, который инициировал приостановку таможенного оформления игрушек из Китая. Начальник Балтийской таможни брать на себя ответственность за данное неправомерное действие отказался, и Б.Шкуркин в нецензурных выражениях потребовал уволить его.

Оперативники ФСБ записали телефонные разговоры таможенников и направили рапорт в Следственный комитет. Однако вместо возбуждения уголовного дела против высокопоставленных сотрудников ФТС последовало упразднение управления собственной безопасности таможенной службы.

"Особисты" утверждают, что руководитель ФТС А.Бельянинов пошел на такой беспрецедентный шаг потому, что Б.Шкуркин якобы является его дальним родственником, отчего всего за четыре года (с 2006 по 2010-й) превратился из майора в генерала. Тогдашний премьер-министр РФ Владимир Путин в ситуацию вмешиваться не стал. По словам оперативников, он многим обязан А.Бельянинову, который в 80-е годы контролировал расходы резидентуры КГБ в Берлине, где тогда служил Путин.

Уволенных "особистов" в новое управление по противодействию коррупции решили не брать. В УПК Уральского таможенного управления пришли работать в основном аналитики из Уральской оперативной таможни. Эта структура прославилась рядом уголовных дел. В 2009 году начальник отдела бухгалтерского учета и финансовой экспертизы таможни Наталья Мокрушина была осуждена за хищение денег, предназначенных для организации и проведения оперативно-розыскных мероприятий, в том числе по выявлению фактов контрабанды. В отношении ее начальника Виктора Гринько возбудили уголовное дело по ч.1 ст.293 УК РФ ("Халатность").

Расследованием занимался как раз Игорь Фомин, который в то время работал в Следственном комитете при прокуратуре. По его словам, в ФТС при желании можно купить любой документ. Сотрудники службы подделывают бумаги, лоббируют интересы определенных лиц, вымогают взятки. Эти выводы основаны на тех эпизодах, которые получили оценку суда. Но большинство предпринимателей предпочитают с таможней не ссориться и в правоохранительные органы не обращаться. Инспектор ФТС может разорить любого участника внешнеэкономической деятельности: например, назначить досмотр контейнеров, на что предприниматель будет вынужден потратить уйму времени и денег. Товар в любой момент могут объявить негигиеничным, как это было на Балтийской таможне с китайскими игрушками, а спустя продолжительное время снять свои претензии.

Очевидно, что располагающим такими полномочиями таможенникам контролеры не нужны. После упразднения УСБ "особистам" пообещали, что по окончании организационно-штатных мероприятий их обязательно восстановят в прежней должности. Не дожидаясь этого события, И.Фомин подписал срочный договор и вышел на работу вместо сотрудницы Екатеринбургской таможни, находившейся в отпуске по уходу за ребенком. После смены начальника таможни бывшего "особиста" неожиданно известили, что его контракт прерывается из-за возвращения сотрудницы на свое рабочее место. На самом деле, утверждает И.Фомин, прекращение отпуска было фиктивным, а Ленинский районный суд Екатеринбурга, куда он обратился с иском о восстановлении, не принял это во внимание.

Начальник отделения по связям с общественностью Уральского таможенного управления Олег Четенов в ответ на запрос "Уралинформбюро" сообщил, что никакой директивы о том, чтобы не брать на работу уволенных "особистов", не было. "Им действительно пообещали трудоустройство в таможенных органах, но так говорят при сокращении всем. К сожалению, вопросы эти быстро не решаются, - отметил он. - И.Фомина устроили на ставку, которая была на тот момент. По окончании срочного контракта он был уволен. Процедура увольнения не нарушалась, что подтвердил суд. Все его доводы о том, что выход на работу основного сотрудника был фиктивным, суд во внимание не принял, поскольку доказательства были добыты с нарушением закона".

По мнению О.Четенова, никакой опасности для руководителей таможенных органов Игорь Фомин не представляет. Начальник управления Владимир Сорокин про такого работника даже не слышал. Соответственно, все разговоры про "чемоданы компрометирующих материалов на сотрудников таможни" – не более чем громкая акция человека, пытающегося решить свои личные проблемы. В настоящее время, утверждает пресс-служба УТУ, И.Фомин пытается взыскать с Екатеринбургской таможни компенсацию за свое увольнение в размере 90 тысяч рублей. Сумма, по их мнению, совершенно нереальная, и таможенники намерены ее оспорить в суде.

Игорь Фомин утверждает, что речь идет не о нем лично, а о системе. После расформирования УСБ внутренняя коррупция в ФТС фактически оказалась бесконтрольной. Наказать таможенников за противоправную деятельность весьма не просто: судебные органы иногда принимают очень странные решения. Например, в 2009 году против инспекторов Екатеринбургского железнодорожного таможенного поста возбудили 25 уголовных дел. "Добрые" таможенники "простили" предпринимателям импортную пошлину в 15%, обнулив ее в сопроводительных документах. Следователи доказали суду, что как минимум имела место халатность. Однако вышестоящая инстанция отменила приговоры и направила дела на новое рассмотрение.

По своим каналам оперативники узнали, что руководитель поста собрал участников внешнеэкономической деятельности и якобы потребовал скинуться для организации "нужного решения". Казалось бы, таможенники отделались легким испугом, но в 2010 году … пост был расформирован как погрязший в криминале.

Источник: Уралинформбюро