Владимир Путин рассказал, почему в России дорогие дороги

Главная / Новости / Владимир Путин рассказал, почему в России дорогие дороги

Россия вот-вот обойдет Германию по уровню ВВП и станет первой экономикой в Европе и пятой — в мире, похвалился Владимир Путин, выступая на инвестфоруме «Россия зовет!». Но на этом хорошие новости у главы государства закончились.

Российские 3,373 трлн долл. — это почти германские 3,378 трлн, а по ВВП на душу населе­ния и уровню потребления Россия сопоставима со странами ЕС, привел статистику пре­зидент. Но пока Россия консервирует сырьевую экономику и более чем в два раза отстает от развитых стран по производительности труда. «Существование на природной ренте, де­леж незаработанного состояния не может быть долгосрочным, — признал Путин. — Это не путь для страны». Он призвал чиновников изменить качество рынка труда, дать миллионам граждан хорошую работу.

Но рост производительности неизбежно увеличивает безработицу, отметили в зале. Готово ли правительство к социальному протесту? При грамотных действиях протеста не будет, счи­тает президент. Надо не просто закрывать заводы и выкидывать людей на улицу, а давать возможность переобучаться и работать за лучшую зарплату. «Постоянно поддерживать ар­хаичные рабочие места — это путь в никуда», — подчеркнул Путин.

Глава совета директоров Investment ABK Kinnevik Кристина Стенбек, которая считает себя ветераном инвестиций в Россию (телекоммуникации и СМИ, сфера развлечений), отметила, что для иностранцев здесь два пути: пытаться вести дела, как принято в мире, или по-русс­ки. И дала понять, что первый вариант тупиковый: «Эффективно наладить бизнес можно, только если знаете, что надумали регуляторы».

Предправления Melco International Development Лоуренс Хо (компания начинала с небольшо­го игорного бизнеса в Макао) дал понять, что имеет виды на Дальний Восток. Игорный биз­нес влечет за собой туризм, убеждал он: «Во Владивостоке мы могли бы создать многопро­фильный курорт». «Про тигров забыл сказать, но мы с ним поработаем, Владимир Владими­рович», — пообещал модератор встречи, глава ВТБ Андрей Костин.

Не называя имен политзаключенных, у Путина поинтересовались, когда же они выйдут. Пре­зиденту не понравилось слово «политзаключенный». Также не называя имен, он пояснил, что политикой они начали заниматься, уже попав в тюрьму. «Никто не должен сидеть вечно, — согласился глава государства. — Но власть должна быть сильной, последовательной и справедливой».

От ответа на вопрос: «Стоят ли 244 млрд руб. (накопительная часть пенсии россиян, ко­торую в 2014 году власть фактически конфискует в пользу бюджета), чтобы подрывать клю­чевую реформу?» — президент ушел. Он лишь заверил, что это не конфискация и власть га­рантирует клиентам НПФ сохранность средств.

Менеджера из Монако больше интересовали дороги: Россия замахнулась на второй БАМ и Транссиб. «Но в России инфраструктура исторически дороже, чем где-либо», — вздохнул он. «Встречался с нашими ведущими экономистами для полуприватной-полуделовой бе­седы, — признался Путин. — Мне таблицу показали. Нигде нет идеальной структуры расхо­дов на инфраструктуру. И в России она плохая. Это вопрос не только коррупции, но и пло­хого первоначального расчета. Или специально занижают, чтобы получить подряд».

«А в Бразилии всегда укладываетесь в смету?» — вступился за президента Костин. «Ду­маю, ситуация не лучше, чем в России», — разрядил обстановку кто-то из присутствующих в зале бразильцев.

«Мост от Гонконга до Макао в 60 км сколько лет будете строить?» — пытался уличить и ки­тайцев Андрей Костин. «Лучше строить дороже, чем не строить вообще, — кивнул игорный магнат Хо. — Мост к 2016 году построят. Много бюрократии. Нужна политическая воля».

Бизнесвумен из Бостона пыталась поинтересоваться у Путина приватизацией. «У вас в Бос­тоне недавно нефтепровод строили или мост?» — неожиданно спросил Путин. «Мост, — от­ветила гостья и предвосхитила следующий вопрос, — но я не знаю, сколько он стоил». «Там превышение по смете было процентов на 15», — удивил зал президент России. «15% — это немного, — не растерялась собеседница и наконец вернулась к госактивам: — Когда будут проданы доли в Сбербанке и ВТБ?» «Банками программу приватизации не ограничиваем, — ушел от конкретики Путин. — В планах продажа 19% „Роснефти“. Все это в повестке дня. Вопрос в том, нужно ли именно сегодня продавать активы». Государству нет смысла реали­зовывать активы по бросовым ценам даже для улучшения инвестклимата, заявил президент и не исключил, что к 2016 году власти выполнят планы приватизации.

Источник: РБК.Daily